Мониторинги

ПОСТСОВЕТСКАЯ ЕВРАЗИЯ: ВЗГЛЯД С ЗАПАДА (24.12. – 06.12.2022)
Источник: mk.ru

ПОСТСОВЕТСКАЯ ЕВРАЗИЯ: ВЗГЛЯД С ЗАПАДА (24.12. – 06.12.2022)

В центре внимания западных экспертов – по-прежнему ситуация вокруг Украины и отношения между Россией и Западом, этой теме посвящено большинство аналитических материалов. Появились также первые отклики на события в Казахстане в начале января 2022 г. Среди других тем – торгово-экономические связи Беларуси и Прибалтики.

Как избежать третьей мировой войны с Россией?

Дэвид Т. Пайн считает, что США находятся перед реальной угрозой третьей мировой войны с российско-китайским блоком. По мнению автора, В. Путин стремится к воссозданию в том или ином виде бывшего СССР и намерен реализовать эту задачу при своей жизни. Для достижения этой цели Россия существенно нарастила свой военный, в том числе ядерный потенциал. В свою очередь, альянс Москвы и Пекина создает угрозу полномасштабного военного столкновения с США. В частности, автор не исключает, что третья мировая война может быть спровоцирована синхронизированным нападением России на Украину, а Китая – на Тайвань. Для предотвращения этого сценария Дэвид Т. Пайн предлагает заключить всеобъемлющее соглашение с Россией по безопасности, основанное на российских предложениях о недопустимости дальнейшего расширения НАТО на восток. 

 По мнению американского эксперта, США должны гарантировать России, что НАТО не будет расширятся на постсоветское пространство, а военное присутствие Альянса в странах Восточной Европы должно быть сокращено до минимума. Более того, автор не исключает выход из НАТО государств Балтии. Таким образом, между Россией и НАТО будет создано нейтральное буферное пространство. 

В обмен на признание российского доминирования на постсоветском пространстве Россия должна прекратить военно-политическое сотрудничество с Китаем и гарантировать свой нейтралитет в случае американо-китайского конфликта. По мнению Дэвида Т. Пайна, подобные договоренности будут способствовать формированию более стабильного и безопасного трехполюсного миропорядка.

Дипломатическое урегулирование украинского кризиса

Чарльз А. Купчан пишет о возможностях дипломатического урегулирования украинского кризиса. По мнению автора, военное вторжение В. Путина на Украину не предопределено, поскольку оно может иметь тяжелые для России последствия, как в военно-политическом плане, так и из-за угрозы новых санкций со стороны Запада. В этой связи, как полагает Чарльз А. Купчан, открываются неплохие перспективы для дипломатического урегулирования

 По мнению автора, Западу следует дать России гарантии по поводу невступления Украины в НАТО. В обмен на это следует активизировать реализацию Минских соглашений, которые положат конец военному конфликту. США должны сыграть в этом активную роль, в том числе в принуждении Киева к выполнению своей части соглашений.

Вместе с тем, Запад должен послать четкий сигнал, что в случае нарушения договоренностей и нападения на Украину Москву ждут жесткие карательные меры.

Представляет ли НАТО угрозу для России?

Кристина Маза анализирует вопрос, представляет ли НАТО реальную угрозу для России, как об этом заявляют российские высокопоставленные лица. Приводя мнения западных экспертов, автор приходит к выводу, что угроза НАТО сильно преувеличивается российской стороной. Россия соприкасается с государствами НАТО лишь на 5% протяженности своих государственных границ. Кроме того, до 2014 года военное присутствие НАТО в Восточной Европе оставалось незначительным, и наращивание сил Альянса на восточном фланге стало исключительно реакцией на «агрессивное поведение» самой России.

Противостояние России и США: чего ждать в 2022 году?

Димитар Бечев пишет о перспективах российско-американских отношений в 2022 г. По мнению эксперта, Кремль стремится добиться эксклюзивного формата взаимодействия с США, как это было при Брежневе во времена холодной войны. 

 Россия пытается использовать этот эксклюзивный переговорный формат для решения своих внешнеполитических задач, в том числе недопущения расширения НАТО за счет Украины и других стран бывшего СССР. 

В частности, через договоренности с США Москва хочет добиться сделки по Украине и поставить Киев перед свершившимся фактом и необходимостью подчиниться. По мнению Д. Бечева, такое дипломатическое сотрудничество России и США действительно может способствовать ограниченному прогрессу в разрешении ряда спорных вопросов между Россией и евро-атлантическими структурами. Однако, как полагает автор, диалог с Россией должен вестись с позиций силы и сдерживания. В этой связи Д. Бечев выражает неуверенность в том, что европейские партеры США готовы поддержать такой жесткий формат переговоров с Москвой.

Беларусь-Прибалтика: рекордные показатели торговли на фоне санкций

Ричард Милн отмечает парадоксальный рост товарооборота между тремя прибалтийскими государствами и Беларусью на фоне их жесткой политической риторики в отношении режима А. Лукашенко. Так, за первые 10 месяцев 2021 г. импорт Эстонии из Беларуси составил 522 млн евро и был более чем в два раза выше, чем в 2020 г. и более чем на одну пятую выше предыдущего пика в 2018 г. Импорт Литвы увеличился на 50% по сравнению с 2020 г., достигнув 1 млрд евро, что на треть выше предыдущего максимума 2015 г. Импорт Латвии составил 407 млн евро и вырос на две трети по сравнению с 2020 г., что всего на 2% ниже пика 2011 г. 

 Страны Балтии наиболее громко выступали за ужесточение политики против Беларуси и России, однако политические требования здесь входят в противоречие с экономическими интересами. 

Это, в свою очередь, провоцирует внутриполитическую напряженность – так, в прошлом месяце правительство Литвы чуть не рухнуло после того, как стало известно, что оно продолжает торговать с Беларусью, несмотря на санкции США. Р. Милн отмечает, что экономические субъекты стран Балтии всегда будут использовать возможности для дополнительного заработка за счет связей с Беларусью, если не будет политического давления со стороны правительства. Кроме того, представители литовского бизнеса указывают, что было бы глупо блокировать весь импорт из Беларуси, поскольку именно через ее территорию осуществляются связи прибалтийских государств с Китаем и Центральной Азией.

Восточное партнерство: взгляд из Чехии и Польши

Павел Гавличек пишет о политике Чехии в отношении государств Восточного партнерства. Автор отмечает, что пандемия COVID-19 несколько отодвинула эту инициативу на второй план в политике ЕС, однако проблемы, с которыми сталкиваются государства-участники, требуют активного европейского участия. П. Гавличек отмечает активную поддержку Восточного партнерства со стороны Чехии и полагает, что ее председательство в Совете ЕС во второй половине 2022 г. позволит продвигать некоторые элементы повестки Восточного партнерства на более высоком уровне. 

 В первую очередь, речь идет о борьбе с дезинформацией и гибридными угрозами и предотвращении иностранного вмешательства, особенно со стороны России. 

Среди других аспектов – помощь в восстановлении экономик после пандемии COVID-19, зеленая трансформация и т.п. На уровне Вышеградской группы, в которую входит Чехия, особое внимание уделяется укреплению сотрудничества в области безопасности с Украиной, Молдовой и Грузией. В первую очередь, по мнению П. Гавличека, акцент должен быть сделан на сотрудничестве с государствами, подписавшими соглашения об ассоциации с ЕС (Украина, Грузия, Молдова).

Адам Бальцер анализирует роль Польши в Восточном партнерстве. Он отмечает, что основным вызовом для Восточного партнерства является все более «агрессивная» политика России. Эту растущую «агрессивность» А. Бальцер связывает с ослаблением российской «мягкой силы» в государствах Восточного партнерства. Ещё одной проблемой инициативы А. Бальцер считает растущее размежеванием между государствами-участниками. В то время как Украина, Молдова и Грузия сформировали т.н. ассоциированное трио, углубляющее свое взаимодействие с ЕС, Армения и Азербайджан дистанцируются, а Беларусь вообще приостановила свое участие в Восточном партнерстве.

  Говоря о Польше, А. Бальцер отмечает ее наиболее тесные связи с Украиной и Беларусью, а также особую роль Варшавы в «демократизации» этих стран. 

Среди приоритетов польской политики А. Бальцер называет предоставление странам Восточного партнерства перспектив членства в ЕС, а также противодействие угрозам со стороны России. Однако в отношении своей восточной политики Польша сталкивается с существенным противодействием со стороны других стран ЕС, особенно Германии. В немалой степени этому способствует политика нынешнего польского правительства, конфликтная по отношению к ЕС и вызывающая осуждение в Европе.

Протесты в Казахстане

Кшиштоф Страхота комментирует протесты, вспыхнувшие в Казахстане в первые дни 2022 года. Польский эксперт отмечает, что Казахстан – наиболее крупное и успешное государство Центральной Азии, а уровень репрессивности местного авторитарного режима оставался достаточно низким. На протяжении трех десятилетий независимости между правительством и обществом существовал негласный консенсус, в рамках которого ограничения демократических свобод компенсировались внутриполитическим спокойствием (на фоне острых конфликтов в соседних странах), а со временем – постоянным экономическим развитием и относительным обогащением общества.

  Характеризуя внешнюю политику Казахстана, К. Страхота отмечает, что Казахстан выстраивал тесные отношения с Россией и Китаем, но при этом всегда подчеркивал собственную самостоятельность. 

 Говоря о возможных геополитических последствиях беспорядков в Казахстане, польский эксперт отмечает, что ослабление позиций казахских властей выгодно прежде всего России, однако ситуация социальных протестов и вынужденных уступок, навязанных улицей, является серьезной проблемой и опасным примером для российского общества. Дополнительным вызовом является риск цепной реакции в других странах региона, особенно в контексте углубляющейся дестабилизации Афганистана, что опасно для стабильности центральноазиатских режимов и России как покровителя региона. Наконец, может оказаться подорванным доверие к Москве в глазах Пекина, ведь Центральная Азия является своего рода «кондоминиумом» обеих стран, где вопросы безопасности находятся в ответственности России. С точки зрения ЕС и НАТО как вариант прогрессирующей дестабилизации, так и жесткое подавление протестов сведет к минимуму возможность диалога с самой важной страной в регионе.